Дмитрий Балашов — тайна убийства писателя не раскрыта?

В ноябре этого года исполнилось бы 85 лет одному из величайших русских исторических писателей 20 века — Дмитрию Михайловичу Балашову, автору прекрасных романов «Господин Великий Новгород» и «Марфа Посадница», почти биографического произведения «Похвала Сергию Радонежскому» и многотомного исторического цикла «Государи Московские». Безвременная кончина — а убийство есть убийство, кто бы его не совершил, помешала писателю закончить эту прекрасную эпопею об истории развала и нового становления России в 13-15 веках. Но сделано очень много — рассказывая о «личной жизни» первых и малоизвестных даже россиянам московских князей (Святого Даниила, злодея Юрия Даниловича, Симеона Гордого), — писатель охватывал и всю Русь того времени. И мы узнаем не только о сложнейших политических интригах митрополита Алексия, о молодости Сергия Радонежского, но и судьбе простых крестьян или ратников, чья жизнь — кто уходит в леса, кто верной службой пробивается в бояре, — волнует при чтении цикла не меньше, чем судьбы князей или святителей.

А ведь к писательскому труду Дмитрий Михайлович обратился поздно, первая его художественная книга вышла, когда будущему великому писателю было сорок лет. Но можно сказать, что он всю жизнь шел к литературному успеху. Выпускник театрального института предпринимает ряд экспедиций на Север России, собирает фольклор, издает сборник: «Народные баллады»; другие работы по фольклору Руси: «Русские свадебные песни» и «Сказки Белого моря». Вероятно поэтому, позже, в его книгах и грянул удивительным звоном старины чистый русский язык. Никаких аляповатых «стилизаций под старину», столь любимых иными «историческими романистами». Современный, хлесткий язык в описаниях и речи автора, и чистый русский язык былых веков в диалогах — именно так и говорили в те века, даже с учетом тверского или рязанского «акцентов» — все это создает впечатление незабываемое. И, кто сможет прочесть хоть одну книгу Балашова — а сможет, предупреждаем, не каждый, это романы не для людей с поверхностным мышлением, читая их, нужно думать, — тот, не отрываясь, будет читать и следующие романы цикла… Его просто затянет в этот мир, мир становления России, притянет возможность побыть рядом с сыновьями Александра Невского или с Дмитрием Донским и Сергием Радонежским.

Безусловно, Балашов писал талантливо и смело — после Карамзина назвать свою книгу «Марфа-Посадница», писатель с дюжинным талантом просто не посмел бы. Или засмеяли бы. Но «Марфа-Посадница» Балашова — это не мелодрама с выдуманными героями. Почти все герои — личности исторические, а что до их слов или поступков, так создается впечатление, что Балашов их гениально угадал. Как иначе можно было так ярко и убедительно показать крах олигархической республики (в которую на тот момент превратился Новгород с его огромными «колониями») при столкновении со стремительно превращающимися в государство нового (тогда) типа московскими княжествами!

К сожалению, выходившие большими тиражами при жизни автора книги сейчас не переиздают. Впрочем, их можно найти в Интернете, а можно и надеяться, что после посвященной Балашову международной конференции в Москве в 2007 году его, наконец, начнут переиздавать.

Трагическая гибель писателя прервала цикл на князе Василии Дмитриевиче, сыне Донского. Убийство писателя так и не раскрыта — жил он в уединенном домике на берегу Ильменя, там и найден был его труп. Сперва в убийстве обвинили его собственного сына и даже арестовали «исполнителя» — новгородца Е. Михайлова , но через год его освободили, и полностью оправдали. Отказавшееся от удобной версии «заказного отцеубийства» следствие застопорилось. Так что тайна убийства великого писателя, слишком смело проводившим в своих книгах параллели между прошлым и настоящим России еще существует.

Рейтинг
( 1 оценка, среднее 5 из 5 )
goldinternet.ru